Выведи, мой друг, меня сперва из затруднения, а нравоучение ты и потом прочтешь. 

Жан Лафонтен

Декабрь 2022

     
П В С Ч П С В
28
29
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
22.05.2017

Подросток и кровная семья или почему спустя годы дети начинают искать своих биологических родителей

Для приемных родителей тема взаимоотношений с кровной семьей ребенка – одна из самых сложных проблем в воспитании. Этот непростой вопрос иногда связан с негативными воспоминаниями ребенка, тревогой взрослых за его эмоциональное благополучие, со страхом за сохранение тайны его усыновления. Присутствуют также и другие мотивы родителей, не желающих «ворошить» прошлое приемного ребенка, тем более, если он не помнит о своем детстве, не вспоминает о родных, не задает вопросов.


Новым родителям важно понимать: даже если в сознании ребенка не содержится воспоминаний о кровной семье, это не отменяет их присутствия в подсознании, а значит в его жизни. Воспоминания будут влиять на его поведение, эмоциональное состояние. Вот почему родителям стоит работать с личной историей подростка, даже если сам он ничего не помнит, даже если нет информации о начале его жизни.


Если информация о кровных родственниках есть, то общение с биологической семьей помогает ребенку восстановить картину непрерывности своей жизни, ее осознанность. Восстанавливается и ощущение безопасности, связанное с тем, что значимые для него люди не исчезают из его жизни без объяснения причин. Восстанавливается «логика событий», «смыслы» происшедшего. Правда, даже если она «неприятная», намного важнее (как показывает многолетний опыт), чем тайны или «святая ложь». У ребенка снижается уровень тревожности, он становится способен осознать причинно-следственные связи, думать о будущем. И это касается не только подросших детей, но и тех, кого усыновляют младенцами.


Многочисленные истории приемных и усыновленных детей доказывают, что эти «механизмы» универсальны и работают всегда, причиняя боль и страдания, связанные с открытием для себя некой тайны или узнаванием подробностей о прошлой жизни, воспоминанием об обидах и предательстве.


В книге Татьяны Губиной «Взять ребенка из детского дома. Информация к размышлению» описана ситуация с тринадцатилетней воспитанницей детского дома Наташей. Мама Наташи умерла, когда ей было десять лет, а брату Алексею семнадцать. Девочка попала в детский дом, а брат начал службу в армии, между ними завязалась переписка. Наташа сопротивлялась устройству в семью, ожидая, что по возвращению брат ее заберет, как обещал. «Она плохо училась в школе, избегала походов в театр, поездок на экскурсии. При каждом удобном случае девочка забивалась в уголок и уплывала в мечтах в иную, придуманную жизнь. Жизнь, в которой все было хорошо – мама была жива, и они с братом, радостно смеясь, крепко держались за руки».


Но после возвращения брат встретил девушку, женился и переехал жить к жене. Наташа восприняла это как предательство, сильно горевала, замкнулась в себе. Потом решительно заявила, что не против семьи, но только чтобы в ней не было мужчин. Для нее нашлась семья одинокой немолодой женщины.


Приемная мама не стала переубеждать Наташу в том, что ее брат плохой. Она просто говорила о нем с девочкой, расспрашивала. По-доброму, с участием и интересом, как будто у нее не вызывало сомнений, что брат – самый близкий и нужный Наташе человек. Поначалу та отмалчивалась, огрызалась. Потом понемножку оттаяла, стала рассказывать новой маме, как они с братом дружили, вспоминала смешные случаи. Мама узнала адрес Алексея, день его рождения и однажды предложила девочке написать брату поздравление. Сначала Наташа изумилась, потом надулась, обида снова вернулась к ней. Но мама была решительна: «Вот тебе адрес, напиши поподробнее, ему же интересно, как мы живем». Мама подумала: «Я могу научить ее прощать, быть милосердной, не закрывать свою душу. Научить ее ценить своих родных, поддерживать связи. Брат ее жив, а пока человек жив, всегда есть надежда». Она действительно научила Наташу чему-то очень важному в жизни, помогла ей восстановить мир в душе, обрести легкость и радость жизни, способность прощать и любить.


Иногда поддержка привязанности ребенка, сохранение контактов с кровной семьей – это просто рутинная задача. Быть готовым поговорить с ребенком о его чувствах, если ему будет нужно. Выразить доверие, одобрение, проявить сдержанность. Просто быть рядом.


Бывают ситуации, когда усыновленный подросток случайно узнает о том, что он не родной в семье. За этим следует эмоциональный взрыв, обвинения в адрес приемных родителей за укрывание информации, в душе копится злость и обида – с ним не считаются, его не ценят, считают маленьким. В другом случае, ребенок может замкнуться, «уйти в себя», при этом чувствуя себя несчастным, нелюбимым, обманутым. В том и другом случаях утрачивается доверие и взаимопонимание.


Родители чувствуют себя виновными в том, что происходит с ребенком. Их охватывает страх, связанный с возможными непредсказуемыми последствиями: вдруг ребенок откажется от них, будет их ненавидеть, или захочет искать своих кровных родственников, может просто уйдет из дома? А ещё более страшным событием представляется совершение суицида!


Приемные родители не всегда готовы рассказать ребенку правду о тайне его происхождения, о семейном неблагополучии его родных. Старательно оберегая ребенка и свой покой, они вынуждены вновь налаживать отношения из-за случайно обнаруженной подростком реальной ситуации.


Истории бывают разные, но всегда, в каждой истории, связанной с тайной усыновления, присутствуют моменты, которые делают тайну «болезненной». Тайна – это всегда подозрения, опасения, страхи, недоверие к близким, внутренняя тревога, угроза разоблачения. Это для взрослых, которые её хранят.


А для ребенка это оборачивается невозможностью принять себя таким, какой он есть. Со своей историей, своими корнями. Ребенок не получает от родителей установку «с тобой все в порядке». У некоторых детей это влияет на самооценку, они вырастают не очень уверенными в себе людьми. 


Возврат к списку