Выведи, мой друг, меня сперва из затруднения, а нравоучение ты и потом прочтешь. 

Жан Лафонтен

Октябрь 2022

     
П В С Ч П С В
26
27
28
29
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
2
3
4
5
6
11.11.2021

Я долго не могла почувствовать себя мамой

В семье Аллы Серебряковой из Воронежа появился 11-летний сын Глеб. Впервые Алла увидела подростка в видеоанкете фонда «Измени одну жизнь». Регоператор предложила посмотреть будущей приемной маме три анкеты — Глеба и двоих других ребят. Алла, не колеблясь, выбрала для знакомства Глеба.


Болела гриппом и думала, что надо успеть


Около пяти лет назад я тяжело заболела гриппом. У меня была высокая температура, долго не проходил кашель, было мало сил. Тогда, размышляя о вечном, подумала: «А что я хотела бы успеть сделать в этой жизни?»


Помимо своего дела было желание взять в семью мальчика из детского дома. Почему? Не знаю, просто было такое чувство.


Наш дедуля воспитывался в детском доме, когда был маленький, от него отказалась мама. Позже его взяла семейная пара. Он поступил в военное училище, прошел войну и дослужился до полковника. Кто знает, как бы сложилась его судьба, если бы он остался в учреждении.


Возможно, где-то на подсознательном уровне хотела тоже кому-то помочь, как когда-то помогли моему дедуле.


С мальчиками мне проще общаться с детства, я легко находила с ними общий язык, интересы. Полагала, если возьму в семью мальчика из детского дома, мы найдем общие интересы. Так, собственно, и случилось.


А еще мне хотелось, чтобы у меня появился королевский пудель. У нас с детства были пудели, но «короля» не было, хотя я очень симпатизировала ему — меня покорил его внешний вид и ум.


Шла к сыну не спеша


Я шла к приемному родительству не спеша. Закончила Школу приемных родителей. После ее окончания не все участники стали приемными родителями. Некоторые отказались, но были и те, кто взял в семью детей.


Я, не торопясь, искала своего ребенка. Просматривала анкеты ребят 8-11 лет на сайте Усыновите.ру и видеоанкеты на сайте фонда «Измени одну жизнь».


Наконец, увидела видеоанкету Глеба. Очень хорошо помню, что, просмотрев ролик, испытала ощущение, будто знаю этого мальчика очень давно. Нет, не потому что он был на кого-то похож, просто возникло чувство, будто мы раньше встречались, у него хорошо узнаваемое лицо.


В ролике увидела умного, но испуганного мальчишку


Еще я увидела умного, внимательного мальчишку, но испуганного. Ему, наверное, очень нужна семья, подумала я и решила, что приеду и познакомлюсь с ним. Единственное, меня смутили слова директора, что паренек учится во втором классе, хотя ему было 11 лет.


Мальчик был четыре года в интернате. В семь лет его отдали родители (из-за отсутствия средств на воспитание). Но чтобы не зацикливаться на одном ребенке, как нас учили в ШПР, я просматривала анкеты других детей, звонила регоператорам, получала приглашения на встречу. Для себя решила — познакомлюсь с Глебом, а после будет видно.


Смотрела три анкеты, но колебаться не стала


В Киров, где жил Глеб, ездила три раза. В июле 2020 года встала на учет, в октябре приезжала на встречу с ним, а в ноябре увезла домой.


Регоператор на первой встрече предложила рассмотреть анкеты двух других детей, увидев, что у Глеба в характеристиках стояли возрастная мать, ЗПР и задержка речевого развития, а у меня не было опыта в воспитании приемного ребенка.


До сих пор не могу забыть своих смешанных чувств. Передо мной лежали три анкеты — три судьбы мальчишек, и всем им нужна семья, а я могу взять кого-то одного…Не стала колебаться, выбрала для знакомства Глеба. Раз я столько жду, нужно идти до конца. Да, ЗПР и ЗРР были у него в диагнозах, но чувство нашего раннего «знакомства» меня не покидало. Кстати, тем двоим ребятам до сих пор ищут родителей…


Видеоанкеты помогают человеку зацепиться взглядом за что-то в ребенке и начать действовать, чтобы познакомиться с ним и увидеться. Оператору я много раз говорю спасибо за отличную работу и предоброе дело!


Почему я помогаю фонду «Измени одну жизнь»


Я поддерживаю проекты фонда и считаю, что чем больше будет видеоанкет у детей, тем больше шансов, что ребята обретут родителей. Например, анкету Глеба посмотрели всего два раза, но и этого оказалось достаточно, чтобы он смог найти семью.


Совещание в детском доме накануне встречи


В Киров на встречу с Глебом я приехала 22 октября. Волнения не было. Была уверенность, что нужно увидеть Глеба и решить, будем мы вместе или нет.


Меня волновал вопрос обучения ребенка во втором классе, но оказалось, что он учится в третьем классе. Перед тем как увидеть Глеба, у нас прошло совещание. Руководитель учреждения, заместитель, психолог, воспитатель — все рассказали о Глебе что-то свое. О Глебе говорили как о спокойном мальчике, послушном, помощнике учителя, имеющем много друзей, хорошо обучающемся по школьной программе. Правда, мне сказали, что его придется, скорее всего, перевести на программу 7.2, так как он слабенький в учебе.


Глеб не сразу согласился пойти в приемную семью


После совещания в зал зашел Глеб. Я очень удивилась – ему 11 лет, а выглядел он на 8 или 9. Маленький, худенький, испуганный, но с большими красивыми карими глазами и до боли знакомой походкой!


Мы пообщались, Глеб написал согласие, что готов поехать со мной, я тоже написала. Договорились, что приеду, как будут готовы документы, недели через две-три. И поехала домой.


Когда я подъезжала к дому, решила позвонить в детский дом, узнать, как там Глеб. Он сильно волновался и сказал директору, что никуда не поедет. Оказывается, мальчик был на связи с кровными родителями, и они ему сказали, чтобы он оставался в учреждении.


Что же, значит не судьба, — подумала я. Но через неделю мне снова позвонили из детского дома и сказали, что Глеб все обдумал и решил, что он все-таки поедет ко мне.


Сыну понадобилось мужество для переезда


Я отправила недостающие документы. Тогда меня озадачили метания ребенка. Себе же сказала: самое главное – его интересы. Он хочет в семью, но кровные родители, сами сдавшие его в учреждение, привыкли к тому, что он там, и не хотят отпускать.


Когда мы ехали в поезде домой, я поймала себя на мысли, будто возвращаемся откуда-то из путешествия, словно мы давно друг друга знаем.


Уверена, что и Глебу понадобилось определенное мужество, чтобы поехать жить к незнакомой тете, а не остаться в привычном детском доме, пусть и хорошем, с родителями на телефоне под боком.


Вместе с Глебом ко мне «пришли» его кровные родители


Я была готова к адаптации — что будет не слушаться, убегать, закатывать концерты в школе, воровать, безобразничать. Ничего этого не произошло, кроме воровства. Я не была готова к тому, что вместе с Глебом ко мне домой «придут» его родители. Они созванивались с ним почти каждый день, но через семь месяцев пропали. Случилось это после того, как мы поехали с Глебом к ним, чтобы увидеться. Когда приехали (без предупреждения), оказалось, что папа за три дня до этого в очередной раз порезал маму… Она сбежала от него и отключила телефон. Сам папа был нетрезвым.


Мне очень жаль родителей Глеба, что они не нашли в себе сил воспитать ребенка, отдав его в детский дом. Но быть молчаливым свидетелем их телефонных разговоров не хотелось. Родители часто рассказывали Глебу, что поссорились и опять сошлись, напились, подрались и так далее. Зачем ребенку все это слушать, я не очень понимала, и хотела с ними поговорить на этот счет. Только разговаривать оказалось не с кем. После нашего визита отца по вынесенному ранее решению суда посадили в тюрьму за неуплату алиментов, а мама куда-то пропала.


Процесс адаптации скрасили наши собаки


Все мои родственники тепло приняли Глеба и подружились с ним. Процесс адаптации скрасили наши собаки – королевский пудель и спаниель. Глеб очень любит с ними обниматься, заниматься, играть, он получает хорошую эмоциональную подпитку.


Он очень добрый мальчик, заботливый, впечатлительный, ранимый, обидчивый, внимательный и любопытный. Ему, действительно, хочется жить в семье, прежде всего потому, чтобы рядом был взрослый, на кого он может опереться, кто его будет любить и дарить ему тепло.


У нас есть совместные интересы. Зимой мы катаемся на лыжах и санках, летом купаемся в водоеме, смотрим фильмы, читаем, гуляем.


Присутствие кровных родителей Глеба в нашей жизни несколько подпортило нашу адаптацию. Они (как позже выяснилось) настраивали его на временное проживание со мной, до 18 лет, просили не называть никогда мамой, давали свои советы куда ходить, а куда не ходить. Иногда просили слушаться и хорошо учиться. Словом, родители пытались установить над ребенком свой контроль.


Говорила Глебу, что у родителей нет возможности его воспитывать


Постепенно Глеб привыкал к правилам проживания дома. Хотя ничего (для меня) сложного в них не было — гулять с собаками раз в день, делать самому уроки, не списывать с ответов или калькулятора, убирать раз в неделю комнату, не сидеть долго в Интернете.


В первые месяцы он ярко выражал протест — были частые истерики, плачи, бил ногами и руками свою кровать, мою кровать, замахивался руками на меня, топал, просился обратно к родителям, страдал, что он им не нужен, а ему не нужна такая жизнь.


Глеб разрывался между ними и мной. В душе он все равно понимал, что жизни с родителями у него не будет, а я здесь, рядом. Не говорила, что его родители плохие, говорила, что у них нет возможности его воспитывать. Впрочем, идеализировать этих людей тоже не хотела, давая ребенку ложную надежду на их возможное совместное проживание.


Глеб подтянулся в учебе и спорте


У Глеба произошли заметные улучшения в учебе. Если в начале приезда он не мог сложить 5 и 7, то сегодня сынок складывает трехзначные цифры в столбик на бумаге, хорошо делит, умножает, вычитает, решает задачи.


Мы часто с ним занимались — по будням решали тренажеры, разбирали примеры, смотрели задачи на ютубе, а в выходные был отдых от учебы. Еще Глеб записался на гандбол и дзюдо, участвовал в соревнованиях и получил первые медали.


Мне нравится общаться с Глебом, готовить, воспитывать. Если нужно — помогаю, но и приучаю к самостоятельности. Глеб закончил третий класс с одной тройкой по английскому языку, все остальные предметы 4 и 5.


Еще нам повезло с учителем — она поддерживала Глеба, когда он пришел учиться, не нагружала сильно и не позволяла расслабиться.


Глеб с первых дней дома часто врал (да и сейчас может обмануть) по любому поводу. Он очень боится наказания и иногда всячески старается избежать ответственности за свои поступки. Я приучаю его к тому, что нужно брать на себя ответственность, и понимать, что за те или иные шаги наступят последствия.


Я провела большую работу над собой


Я читала и читаю статьи на сайте фонда «Измени одну жизнь», блоги, листаю материалы в архиве. Очень много полезной информации нахожу для себя. Также я подписана на аккаунты приемных сетей в соцсетях и вижу, что у многих похожие проблемы, это наталкивает меня на мысль — надо запасаться терпением и не волноваться по разным поводам.


Да, я провела и веду большую внутреннюю работу над собой. Всегда считала себя спокойным человеком, но в общении с Глебом проявились такие качества как нетерпимость к вранью, неуверенность в себе и своих силах, раздражительность.


Если меня расстраивает поступок Глеба, стараюсь смотреть его глазами — почему он так сделал, а что, если бы я была на его месте, как бы я хотела, чтобы поступила мама в ответ на мой поступок. Такой взгляд позволяет мне не распыляться на негативные эмоции, а найти выход, чтобы не портить отношения с ребенком.


Моя задача – привести Глеба в хорошее будущее


Случалось ли такое, что руки опускались? Нет, не случалось. Сначала я делилась некоторыми подробностями поведения Глеба с приятельницами, в 95% случаях мне говорили: «Отвези его обратно», а в 5% — «Ты знала, откуда брала ребенка, терпи». Из чего я сделала вывод, что делиться особенностями поведения Глеба лучше всего с теми, кто воспитывает приемных детей. Поступок у домашнего и приемного ребенка может быть один, а мотивы — разные. Например, сын после приезда и где-то около семи месяцев каждый день просил что-то купить. Начиная от конфет и сладостей и заканчивая Порше и Кадиллаком. Или, например, перед днем рождения разбил пятый айфон, который ему подарила после приезда в семью, надеясь, что куплю ему телефон покруче.


В июне я заболела пневмонией, Глебу пришлось несколько дней гулять с собаками, ходить в магазин и готовить. Он быстро устал и был готов уехать куда-нибудь, лишь бы не оставаться дома. Мне было это неприятно, обидно, но потом поняла — его ведь не учили заботе друг о друге, отсюда и его реакция не брать на себя ответственность. Все эти ситуации мы проговаривали с ним.


Знакомые пугали и пугают невеселым будущим — мол, вырастет Глеб, будет наркоманом или вором, отдай его поскорее назад, приводят разные истории знакомых. Я верю в другой сценарий его жизни — он заслуживает хорошего будущего, и моя задача привести его туда.


Я долго не могла почувствовать себя мамой


В связи с присутствием в жизни Глеба кровных родителей я долго не могла почувствовать себя мамой. Он называл меня на «вы» полгода, а мальчикам во дворе, в том числе и родному племяннику, говорил, что я для него «тетя Алла». Но был один случай, который помог мне понять, что я для него больше, чем тетя Алла. В июне мы, как я говорила раньше, ездили к его родителям. Глеб очень хотел с ними увидеться, а я хотела поговорить. Мы встретили только отца. Во время нашего общения Глеб часто за меня прятался и боялся оставаться один на один с ним (в их семье было физическое насилие). Тогда я пришла к выводу, что он видит во мне защиту и некоторую опору.


Советы будущим приемным родителям


Приемное родительство, по моему мнению, сначала про труд, а потом про любовь и дружбу. Сначала надо хорошенько потрудиться над установлением доверительных отношений с ребенком, а вслед за этим придет теплота чувств.


1. Старайтесь смотреть на поведение ребенка с большим запасом терпения, без злобы и обиды, занимать его позицию и пытаться понять, почему он так поступил.


2. Присмотритесь к детскому дому, где растет ребенок. Глебу очень повезло, у него был хороший детский дом. Руководство и воспитатели с душой относятся к детям, беспокоятся о них и переживают, и вместе с тем не удерживают, занимаются поиском семьи. Есть другие детские дома, чьи сотрудники подходят к вопросу устройства детей в семью формально, без интереса, устраивают настоящие бюрократические квесты. Я бы посоветовала найти хороший детский дом, и там искать ребенка.


3. Не зацикливайтесь на возрасте ребенка и самом ребенке. Ошибочно думать, что возьмем девочку трех лет или мальчика до пяти, проблем не будет. Трудности будут всегда с детьми любого возраста. Только в три года это одни трудности, в пять — другие, в 12 — третьи. Бояться брать в семью детей старше 10 лет не надо. Я верю, что в российских детских домах есть много хороших, добрых подростков, кто мечтает попасть в семью и — что важно — хочет там жить.


4. В то же время будьте внутренне готовы к тому, что после встречи с ребенком, если вас что-то насторожило, что-то не понравилось, можете написать отказ. Это будет честно и порядочно. Лучше не брать малыша или подростка домой, чем потом, укрепившись в своих сомнениях, возвращать обратно. 


Источник: Сайт БФ «Измени одну жизнь»


Возврат к списку