Выведи, мой друг, меня сперва из затруднения, а нравоучение ты и потом прочтешь. 

Жан Лафонтен

Декабрь 2022

     
П В С Ч П С В
28
29
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
21.02.2019

Приход ребенка в семью – точка невозврата

«Дети учат прощать, любить, принимать человека таким, какой он есть», — говорит Ольга Щеголева. Каждого ребенка она считает своим учителем. Всего у нее их 10 — трое кровных, трое под опекой и четверо усыновленных. О своем опыте приемного родительства Ольга рассказала корреспонденту фонда «Измени одну жизнь».


У Ольги Щеголевой – 10 детей. Кровному сыну Александру — 30 лет, он живет отдельно. Удочеренной Маше — 16 лет, усыновленному Даниле — 14 лет, кровной дочери Майе – 12, кровному сыну Мише и усыновленному Илье – по 10 лет, удочеренной Лиде – 5. Под опекой у Ольги – 9-летняя Оля, Альберт, 6 лет, и четырехлетний Кирилл.


16 лет назад Ольга удочерила трехмесячную Машу. «Тогда я развелась с первым мужем, воспитывала 14-летнего сына Сашу, — рассказывает Ольга. – Еще раньше знала о том, что дети не могут жить вне семьи. Когда видела пьющих родителей, мне становилось жалко их детей. И мысленно я понимала: рано или поздно в моей семье появится приемный ребенок. И не один».


Маша оказалась в доме малютки в 2001 году. «Интернет как таковой был тогда не так развит, ни о каких видеоанкетах речи еще не шло, — рассказывает Ольга. — Более того, существовал закон, запрещавший одиноким женщинам брать на воспитание ребенка-сироту. А я уже развелась и жила одна с сыном. В июле 2001 года законодатели дали право одиноким женщинам на усыновление ребенка, и я сразу отправилась в органы опеки в Самаре».


Ольга искала девочку. Нашла ее в одной из больниц. По словам приемной мамы, волонтерское движение в сиротских учреждениях в то время еще не было таким, как сейчас, и если ребенок попадал в подобное заведение с бронхитом или воспалением легких, то никто не мог гарантировать его полного выздоровления.


«Я застала Машу лежачей, ей кололи димедрол, девочка почти не реагировала на окружающих. И не знаю, как повернулась бы ее судьба, если бы не наша встреча. Ребенок был сильно запущен. В общем-то, обычная история для тех времен», — вспоминает Ольга.


Прежде чем взять Машу в семью, Ольга рассказала об этом сыну Саше. Разговору предшествовала небольшая история. В 2001 году Ольга работала в Москве и обещала Саше купить в подарок компьютер. Сын безумно ждал этого момента. Но чтобы забрать Машу из детдома и ухаживать за ней, нужны были средства. Девочка была совсем маленькой, ей требовалась одежда, обувь, питание.


«Мне позвонили из опеки и дали добро на удочерение девочки. Получилось, что скопленные на компьютер деньги я должна была потратить на Машу, — вспоминает Ольга. – Накануне объяснила Саше ситуацию, и он разрешил мне потратить эти деньги на девочку. Мы поступили с сыном, как заговорщики. Дело в том, что моя мама ничего не знала про удочерение. А если бы и была в курсе, то вряд ли бы тогда поддержала меня и Сашу. Нужно было сделать все тайно, и только потом ей все рассказать. Со временем она смирилась с ролью приемной бабушки, принимает детей, но тогда мы не могли с Сашей поступить иначе».


Спустя два года Ольга встретила своего второго мужа, в браке у них родилось двое детей. «Для меня было принципиально связать свою жизнь с человеком, который поддержал бы усыновление, — говорит Ольга. — И муж говорил, что готов к такому шагу. Но когда мы поженились, он начал препятствовать этому. К сожалению, он не понимал, что кровные и приемные дети – это моя жизнь. Более того, ребенка нужно именно усыновлять, чтобы он носил твою фамилию, и фактически, и духовно, и юридически чувствовал себя частью семьи».


«Поскольку со мной в доме живут двое кровных детей и четверо приемных, органы опеки разрешили взять последующих детей только на условиях договора опеки, учитывая мой статус матери-одиночки, — говорит Ольга. — Приход ребенка в семью – точка невозврата. У меня не было, нет и не будет мыслей о том, чтобы вернуть его назад в детдом. Это просто невозможно».


Когда второму кровному Ольгиному сыну исполнилось 2,5 года, она взяла в семью Илюшку – мальчика с нарушением слуха. Ему было 2 года. С ребенком, по ее словам, оказалось непросто: и с учетом диагноза, и возраста. Он оказался шумным мальчишкой.


«С каждым ребенком мы проходили период адаптации, — рассказывает приемная мама. — Сложнее всего было с Илюшкой и моей тезкой — Олей. Все остальные плавно вошли в семью». Илья – слабослышащий ребенок, который жил в мире своих особенных звуков. До прихода в семью, по словам приемной мамы, мальчик не видел ни газовой плиты, ни выключателей. Он совершенно был неприспособлен к быту. Кроме того, Илья – ребенок со сложной неврологией и повышенной активностью. Постоянно что-то разбивал, рвал, ломал, высыпал чай в аквариум с рыбками…


В момент прихода в семью Оля была ребенком с отставанием в умственном развитии и педагогической запущенностью. «Она привыкла, что вокруг одни дети сменяют других в интернате, – говорит приемная мама. — Для нее это, грубо говоря, была биомасса. Оля не понимала, что такое семья, но стремилась в нее попасть. Она не была акцентирована на личности. Своих братьев и сестер она первое время называла словом «дети». Со временем Оля выучила их имена, начала реагировать… Изменила свое отношение к окружающим, стала ласковой и внимательной девочкой».


По словам приемной мамы, дети взаимодействуют друг с другом по возрастам, интересам. Они дружны между собой, хотя взаимосвязь появилась не сразу. «Данила, к примеру, не понимал, что такое семья, и первое время спрашивал, когда будут выдавать постельное белье? – вспоминает Ольга. — Ему раньше приносили вещи со склада, и многое в семье ему казалось странным. Соответственно, дети для него были врагами. Данила маленького роста, интернатовские ребята относились к нему, как к необычному ребенку. Ему постоянно приходилось защищаться в детдоме. И только спустя некоторое время он смог расслабиться и понять, что никто в нашей семье его не обидит».


Ольга стала приемной мамой Кириллу, видеоролик о котором несколько лет назад буквально взорвал Интернет. Кровная мать издевалась над тяжело больным малышом. Потом были съемки в известном телешоу, в котором женщина якобы раскаялась в содеянном… Кирилла, страдающего от тяжких врожденных заболеваний, изъяли из семьи и временно поместили в дом ребенка. Мальчика, за судьбу которого переживала вся страна, лечили. А вскоре его взяла в свою семью Ольга. Кирилл, по ее словам, быстро влился в дружный детский коллектив, он – очень умный мальчик…


По мере того, как увеличивалась семья Ольги, было решено продать квартиру в Самаре и приобрести частный дом в области. «Когда с тобой вместе живут 9 детей разных возрастов, то жизнь в городе становится крайне неудобной, — признается приемная мама. – А в поселке и школа рядом, и магазин. Да и детям лучше здесь, за городской чертой».


Все свободное время Ольга «работает мамой». «Раньше работала мастером по маникюру, но теперь занимаюсь только детьми: садик, школа, поликлиника… Мы разводим собак породы шпиц. К счастью, на жизнь нам хватает», — говорит она.


Приемные дети ходят в школу, и Ольга говорит, что благодарна учителям за понимание. «Люди к нам относятся с теплотой. При этом все дети знают, что в случае чего – я за них заступлюсь, — говорит приемная мама».


Что касается кровных, то Ольга говорит, что они всегда поддерживали ее в решении взять в семью детей из детского дома. «Они умеют любить. Иногда мне самой не верится в то, что кровные могут настолько полюбить приемных. Они воспринимают их, как своих братьев и сестер», - признается она.


«Распорядок дня в нашей семье строгий, поскольку детей много, и каждому нужно уделить внимание, — рассказывает Ольга. — Я встаю в шесть утра, готовлю завтрак, потом собираю старших в школу, потом просыпаются маленькие. Кирилл — неходячий, его надо нести на руках… В течение дня – решаем бытовые дела. Маленькие приучены убирать за собой, наводить порядок. К вечеру у нас отбой, в 9 вечера ложимся спать. В выходные смотрим фильмы, играем».


Когда приходит любовь к приемным детям? «Эмоции захлестывают сразу, — делится опытом Ольга. — Специально детей не подбирала, а просто сердцем чувствовала, что конкретно этот ребенок – мой. Я люблю их, но могу обижаться, мы можем ссориться, но принимаю и люблю такими, какие они есть».


Каждого ребенка Ольга считает своим учителем. «Я даже не думала, что могу быть такой, — говорит она. — Дети учат прощать, любить, принимать человека таким, какой он есть. Раньше я казалась себе более толерантной, к примеру. Со временем выяснилось, что это не совсем так».


Конечно же, люди задают вопросы о детях, в том числе, неприятные. «Меня не раз пытались обвинить в корысти, не зная, что государство за усыновленных детей ничего не платит, — рассказывает Ольга. — Человек, входя в эту «воду» - в приемное родительство - должен быть готов к различным испытаниям. И он обязан держать удар». Приемная мама признается, что со временем просто перестала обращать внимание на подобные вопросы.


«Вы обязательно должны все взвесить перед принятием важнейшего и самого ответственного поступка в жизни, — уверена Ольга. — Ребенок – это на всю жизнь. Одного желания делать добрые дела мало. Сироты – необычные дети, перенесшие боль, предательство, страдания. Они никогда не будут обычными. И взрослые должны понимать это».


Источник: сайт Фонда «Измени одну жизнь»


Возврат к списку