Выведи, мой друг, меня сперва из затруднения, а нравоучение ты и потом прочтешь. 

Жан Лафонтен

Декабрь 2022

     
П В С Ч П С В
28
29
30
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
11.02.2016

Голубые листья стали зелеными

В конце сентября моей Саше исполнилось 13 лет. А начиналось всё в августе 2004 года. Нет, начиналось всё очень давно.


Когда мы с мужем только собирались пожениться, загадывали, что у нас будет трое детей, обязательно трое. Но при нынешней жизни решили остановиться на двоих. Два сына. А что, хорошо, и это не все имеют. Вот только моя бабушка, радуясь правнукам, всё же приговаривала: «Бедная ты, девонька, нет у тебя дочки. Без дочки женщина – несчастная». И дочку действительно хотелось, ещё как. Оставалось в душе что-то нерастраченное, кому-то не отданное. И часто напоминало о себе. Так я, наконец, решила взять девочку из детского дома.


В первый же день появилось ощущение, что что-то не так, совсем не так. Стриженый, курносый, одетый в брюки и олимпийку пятилетний ребёнок с резкими, неуклюжими движениями, с громким, с хрипотцой голосом. Ещё и зовут Саша. Мои сыновья так и сказали: «Не мальчик, конечно, но и не девочка, какое-то существо». И во взгляде у неё – независимость, даже бравада, вызов. Нужна ли я ей? Нужна ли мне именно такая девочка? Впрочем, документы мы пока не оформили, просто приняли ребёнка в гости. Что ж, думаю, поживём – увидим. И зажили потихоньку.


Собираемся в гости. Санька с любопытством наблюдает, как я укладываю волосы феном, плойкой, тщательно накладываю макияж. Последний штрих – крашу губы. Всё… «Вот теперь Вы похожи на Бабу Ягу», - с удовлетворением и удовольствием в голосе говорит Санька. Я усмехаюсь. А в душе шевелится раздражение.


В другой раз я взяла Саню с собой пройтись по магазинам. Шапочку, которую я с любовью вязала когда-то своему маленькому сынишке, она постоянно лихо задирала со лба на макушку, как пацанёнок. Устав поправлять шапочку, я не выдержала: «Да не трогай же ты шапку, Саша! А то похожа на кулёму». «Сами Вы кулёма», - спокойно ответила Санька и пошла дальше по магазину. «Ах, ты… Это я-то кулёма?» - уже не раздражение, а настоящая неприязнь к этой девчонке кольнула меня. Вот она идёт вдоль прилавков, смотрите, какая самостоятельная, сама по себе. Всё и всех разглядывает, думает о чём-то своём, ни о чём не спрашивает. Свой ребёнок держался бы рядом, рассуждал, разговаривал со мной. А эта – чужая. Да разве станет она мне родной, своей? Ой, нет, наверное, нет.


Но всё-таки я очень хотела дочку, девочку, «мамину подружку». «Саша, понимаешь, каждая девочка – это маленькая принцесса. Хочешь быть принцессой?» «Да-а». «Но даже если мы купим тебе красивое платье и туфельки, ты не станешь похожей на принцессу. Принцесса не кричит во всё горло, ступает плавно, не отрывает кукле ноги…» Санька со мной согласилась. А вечером, играя с моим сыном, изображала каратистку и рычала, как заправский борец. Боже ты мой! А я-то думала, все девочки женственны от рождения. Однако зёрнышко раздумья в Саньке затеплилось. Может быть, родилась мечта стать «принцессой»? Кто её знает…


Каждый день стал испытанием, преодолением себя. Пройдёт неделя, а кажется – месяц. Таково оно, привыкание…


Как-то раз я мыла раковину. Санька как обычно изучающее наблюдала за моей работой. «Вот сейчас вымоете, и будет раковина чистенькая-пречистенькая, беленькая», - сказала она радостно. Ну надо же, сколько лет я наводила в доме порядок, и никого, кроме меня, раньше это так искренне не радовало. Родственная душа! И я улыбнулась её в ответ.


Впервые Санька назвала меня «мама» недели через три с начала нашего знакомства. Назвала как будто просто, ненавязчиво, но, видно, ей это далось нелегко. Она будто переступила тяжкий барьер и от радости повторяла, повторяла это слово – «мама» - первые дни непрестанно: «Мама, я с улицы пришла. Мама, я шапочку снимаю. Мама, я сапожки в уголок поставила. Мама…Мама…». А что чувствовала я? Это трудно облечь в слова. Что-то во мне оттаяло, что ли. Или расцвело? Не знаю.


Я привела Сашу в танцевальный кружок. Все дети зашли в зал. Саня, такая шустрая дома, здесь притихла, встала в зале у стеночки, осматривалась. Увидев меня в дверях, улыбнулась и помахала мне. А я подумала: «Среди этих чужих, незнакомых мне детей – Саша, моя Саша. Она знает, что именно я буду ждать её в коридоре после занятий». На обратном пути она рассказывала: «Мы прыгали, я прыгала выше всех, да, мама, правда, выше всех!» Навряд ли. Да не в этом, конечно, дело. Просто хочет быть в моих глазах лучше других, лучше всех. А меня уже не раздражают её угловатые манеры. Может, они исчезли, а может, я перестала их замечать…


Из всех цветов с начала нашего знакомства Саша знала только белый. За месяц постепенно освоили чёрный, зелёный, красный, приступили к жёлтому. Изучали на улице листья: «Смотри: это зелёный листик, а это – жёлтый. Осенью листья становятся жёлтыми». И так целую неделю. В очередной раз спрашиваю её: «Так какими становятся листья осенью?» Саша выразительно отвечает: «Голубы-ые». Ну всё! Так и хочется потрясти её и закричать: «Да жёлтые же, жёлтые!» Работая в школе, к таким «экземплярам» я относилась с терпением, даже с сочувствием. А в своём доме, оказывается, так трудно это вытерпеть. Мой-то ребёнок не должен, не может быть таким! Но сдерживаю раздражение - и объясняю снова. Ещё несколько дней, и с жёлтым цветом всё в порядке. Приступаем к синему.


…Так и съедали постепенно свой пуд соли. Саша изо всех сил старалась постичь премудрости неведомого ей по-настоящему мира семьи. Я подумала как-то: мне, взрослому человеку, удалось бы вынести такое испытание, менять свои привычки, остаться один на один с незнакомой семьёй и учиться признавать чужих людей своими? Детская психика, говорят, более гибкая, но как же нелегко было Саше.


Так прошло несколько месяцев, и вскоре мы вечерами сидели с ней рядышком. Саша обнимала меня (она называла это «я прижму маму к своим ладошкам») и шептала слова, которые в её понимании самые ласковые: «Мамочка, любушка моя, золотая моя, королева, Красная Шапочка…»


Когда моим сыновьям было по пять-шесть лет, я задавала им непростой вопрос: для чего они живут на свете? Один отвечал: «Чтобы маму радовать», другой: «Чтобы мама меня любила». Спросила и Саню. Она задумалась, потом сказала: «Чтобы ты меня больше никому не отдавала»…


Вот постепенно и прижилась чужеродная девочка-веточка к прочному стволу нашей семьи. Одна семья – общие интересы. Счастливым может быть только духовно здоровый человек, это своего рода наше семейное кредо. А здоровый дух – прежде всего у человека, здорового физически. И наши увлечения, наш образ жизни скоро стали для Саши своими.


Моя страстная любовь к танцам передалась Сане с первых же дней. Уже восьмой год постигает она азы хореографического искусства в танцевальной студии «Ассорти». Поначалу руководитель студии жаловалась: уж очень Саша шустра и поболтать любит. Но как старается! Скорее на сцену, участвовать в тех же концертах, что и мама. Сейчас мы часто за кулисами вместе, ждём выхода друг друга к зрителям, потом обсуждаем свои выступления дома.


Когда Саша немного подросла, я стала замечать, как смотрит она на моё кимоно, на то, как собираюсь на тренировки в клуб рукопашного боя и каратэ. Просилась со мной. Но в наш клуб принимали только с 10 лет, а ей – 8. Предложила Саньке заниматься дзюдо в спортивной школе. Там приняли, и успех не заставил себя долго ждать. Вот тут и пригодилось всё то, что когда-то меня раздражало в ней: мальчишеская грубоватость, резкость движений, бесстрашие, казавшееся раньше дерзостью. На татами это выглядело уместно и совсем не угловато, плюс природная ловкость, немного борцовской хитрости – и вот медали, второе место, затем первое…


«Из Вашей девочки выйдет отличная лыжница, - сказал мне как-то знакомый тренер. – Я вижу это на глаз, ведь четвёртый десяток лет тренирую». Мы сомневались, обсуждали, как поступить. Совмещать лыжи с танцами и дзюдо невозможно. Менять одно занятие на другое – нехорошо. Но тренер убеждал, настаивал, приглашал на пробные тренировки и соревнования. Тогда Саша сама приняла решение: «Вместо дзюдо буду бегать на лыжах!».


Идёт уже четвёртый её лыжный сезон. Да, она действительно оказалась очень перспективной спортсменкой. Что ни соревнования – то призовое место. Ни один забег, школьный, городской, районный, не обходится без неё и без медалей. Третий сезон Саша входит в состав сборной Онежского района для участия в областных соревнованиях. Там приходится труднее, съезжаются самые сильные лыжницы со всей области. Но Саша всегда входит в двадцатку лучших, а это, считает её тренер, очень хорошо. Принимая во внимание её успехи, этой зимой руководство Онежского Дворца спорта, при котором работает детская спортивная школа, выделило немалые деньги на покупку фирменных лыж и ботинок для Саши.


Дома мы вместе радуемся новым победам. Но главное – даже не медали. А то, что спорт стал огромной и важной частью Сашиной жизни. Он дисциплинирует, учит упорно трудиться и дружить, переживать за команду, терпеть неудачи, не зазнаваться от успехов, думать не только о себе. В этом, в частности, и заключается здоровье духовное. Саша чувствует себя нужной в том числе и в школе, потому что её включают в состав команды на любое состязание, связанное с умением бегать, прыгать, маршировать и так далее. В прошлом году на Президентских стартах среди пятых классов города и района она получила шесть медалей по разным спортивным дисциплинам! Это больше всех в её возрастной группе.


Тренировки, соревнования требуют много сил. Но даже летом Саша не ленится. Второй раз собирается в спортивный лагерь «Малиновка» в Устьянский район. По словам тренера, девчонки обычно ездят в этот лагерь только один раз – больше не хотят, ведь там нет традиционных для детского отдыха праздников, конкурсов, дискотек – одни тренировки, и с утра, и после обеда. И только Саша согласилась ехать снова.


- Не трудно? – спросила я её.

- Да нет, там так здорово, такие хорошие трассы для тренировок! – с восторгом ответила она.


Походы – ещё одна наша семейная страсть. Причём не только на природу, но и с познавательной целью. Если мы едем на юг или в дом отдыха, то не лежим целыми днями на пляже. Экскурсии, самостоятельные путешествия по новым местам радуют нас гораздо больше. Сколько городов мы обошли пешком всей семьёй! Кострома, Осташков, Анапа, Туапсе, Геленджик, Ярославль, Новороссийск, Сочи, Плёс, Владимир, Суздаль, Оленегорск… Последний город – это особая тема. Под Оленегорском служил в армии наш старший сын. Мы познакомились не только с этим городом, но и с удивительной природой Мурманской области. Нам так понравились маленькие горы, около километра высотой, под названием Ловозерские тундры! Мы стали ездить к этим горам, подниматься на них с проводником и самостоятельно. Наша спортсменка Саша обычно бежит впереди всех, несмотря на каменистые подъёмы. Ночёвка в палатке, вечерний костёр, свежесть раннего утра на природе – всё это теперь вошло и в её жизнь.


Я возвращаюсь мысленно к началу, к тому моменту, когда Саша впервые вошла в наш дом. И я думаю теперь: говорить, что это только она влилась в нашу семью и стала жить нашей жизнью – неверно. Этот процесс обоюдный. Мы, присматриваясь и привыкая к ней, тоже многому у неё научились: терпению, целеустремлённости, открытости, умению не унывать. И наши спортивные интересы тоже расширились благодаря Саше. Теперь дети вместе смотрят по телевизору соревнования по биатлону и лыжным гонкам, разбираются в тонкостях. Всей семьёй мы чаще стали бывать на трассах, наблюдая за состязаниями местных юных спортсменов. А в целом, теперь, когда слышу, что говорят о приёмных семьях, не сразу вспоминаю, что и нас это тоже касается. Мы – обычная семья. Что же касается наших прежних трудностей, то мы уже с улыбкой вспоминаем все эти «голубые листья». Они давно и прочно стали, как полагается, зелёными.


Семья Головченко


История опубликована в сборнике материалов о воспитании приемных детей "Семейный альбом", изданного Центром в 2013 году (переизданого в 2014 г).


Возврат к списку